7 марта - Кольцо Ямала

Перейти к контенту

7 марта

Дневник
23:56 (МСК)

  Всем доброй ночи! Итак, спустя 4240 км по одометру от ул. Малыгина в Москве, мы наконец вышли к проливу Малыгина на северном побережье Ямала!
  Стали на ночевку на мысе Шайтанов прямо под маяком, и сейчас ложимся спать без сил. Последние 10 км. шли 5 часов. Тут странный снег: он словно песок, но при этом и не топчется, и не тромбуется, и машину не держит. Мы и копали, и лебедки разворачивали, и заклинания выдумывали,  - не очень помогает пока. Завтра, надеемся, будет намного лучше.
  Также в пути на задержал небольшой ремонт: у нас на одном прицепе, что мы взяли с собой (примечание от АМ: оставили в тундре 2 прицепа, а один взяли с собой, я неверно услышала информацию и прицепах) порвалось крепление рессоры. Крепление заварили, все снова в норме.
  Также, у одного а/м травят колеса, отогреваем постоянно диски и покрышки, а они все равно спускают. Но мы упрямо ползем к цели. Кстати, мы тут подумали, что у нас бензиновый УАЗик на 33 колесах обычных – стоит на мысе Шайтанов! Очевидно он такой первый среди своих сородичей J.
  А еще сидим и на пальцах сбрасываемся, кому первому выходить из машины – кругом множество следов свежих от медведей. Но мы не переживаем – на крыше УАЗика лежат котлеты (шутка).
  Как ни странно, на мысе Шайтанов очень сильная и странная энергетика. Она прямо ощущается всеми участниками. Я (Аркадий) сначала думал, только у меня такие ощущения, но нет…
  Мыс Шайтанов: В проливе Малыгина, который отделяет остров Белый от Ямальского полуострова, стоит деревянный геодезический знак, известный как знак Котовщиковой. Наталья Александровна Котовщикова была сотрудницей Географического института. В 1929 г., работая в Ямальской экспедиции В. Н. Чернецова, она выехала в северную часть Ямала вместе с оленьими стадами ненцев. Получилось так, что, оставшись одна в тундре, Наталья Александровна заболела. Об этом люди узнали уже после ее смерти из ее дневников, которые она вела до последней минуты. Чернецов, автор некролога («Советский Север», 1930, № 1) писал: «В палатке лежала сумка с дневниками Натальи Александровны, а когда впоследствии растаял снег, мы нашли письмо, в котором она прощалась с нами, уже не надеясь вновь увидеться».
  Планы Н. А. Котовщиковой посвятить свою жизнь исследованию истории, этнографии и географии малой народности — ненцев, живших на краю земли, — оборвала безжалостная трагическая смерть.

Геодезический знак «Память Н. Котовщиковой» этнографа экспедиции АН СССР 1929 г.на мысе Шайтанов, северо-восточная оконечность полуострова Ямал. Рядом со знаком могила Н. Котовщиковой.

Назад к содержимому