Часть 3 - Притяжение Арктики

Перейти к контенту

Часть 3

"Зимники ЯНАО"
Немного покрутившись между трещинами и небольшими торосами, мы перешли на западное побережье Тазовской губы и приехали на факторию, где нас приютили и приняли как родных.


Юра, Дима, спасибо вам огромное!

От фактории до посёлка Ямбург по прямой немногим более ста километров. И мы, объезжая овраги и заметённые низины и из-за этого накрутив лишнего по северной оконечности Тазовского полуострова, зацепились за какой-то еле видимый и очень старый след то ли вездехода, то ли грузовика, который вёл нас ровно в сторону Ямбурга.



И даже повстречали на этой «дороге» попутный Урал.



А потом был Ямбург. Вахтовый посёлок, в котором работает около 6 тысяч человек. Газпромовский оазис в холодной тундре.

Вот, например, холл спального модуля и вид на него из дверей столовой.

Да ещё и цены в столовой «Газпром питания» просто обалденные, как и само питание.
Обратите внимание, что в чеке фигурируют 24 разные булочки. Вот такой он, гастрономический туризм – бессмысленный и беспощадный.

Ну и, конечно же, нельзя было пропустить посещение такого заведения, как банно-прачечный цех – современный комплекс с бассейном, парилкой, музыкой, кожаными диванами и прочими прелестями.



Но, каким бы гостеприимным не был Ямбург, нужно было ехать дальше. Через льды Обской губы на другую её сторону – на полуостров Ямал. Правда, нам все говорили, чтобы мы даже не пытались этого делать. Потому что буквально за несколько дней до нас здесь была какая-то большая московская экспедиция на Лендроверах, с каким-то известным автопутешественником во главе. И что даже они не смогли переехать Обскую губу, развернулись и уехали по асфальту назад, потому что зимник перемело. А уж нам-то, да ещё и в одну машину, и подавно нечего туда соваться. Так что нам пришлось клятвенно пообещать, что раз зимник перемело, то мы тогда по нему и не поедем.

И мы поехали сначала традиционно по снегоходке, а потом, когда она начала нас уводить сильно влево, съехали с неё и поехали опять по азимуту.


Вот так выглядели наши первые километры по Обской губе. Но нам правее.

И мы ушли в целину.

Разок упёрлись в живую трещину, которая местами достигала трёх метров ширины. Пришлось двигаться вдоль неё, за неимением других вариантов. Нашли место, где её переезжал Трэкол вплавь, но сами его подвиг повторить не решились, и, прокатившись немного ещё вдоль трещины, нашли более-менее узкое место и аккуратно её перешли. А где-то посередине губы увидели и «заметённый» зимник. И я бы не сказал, что он прям был заметён – обычный Ураловский след по достаточно твёрдому насту, только и всего. Но раз мы пообещали на него не соваться, то просто пересекли его практически под прямым углом и поехали своей дорогой.


Пока ехали по губе, то несколько раз видели вдали чёрные точки, которые достаточно быстро растворялись на горизонте при нашем появлении. Сначала не могли понять, что происходит, и почему наше появление срывает с места людей. Потом стало понятно, когда подъехали к одному из тех мест, где только что были люди.

Сети. Здесь кто-то пытался ловить рыбу, а тут мы.

Потом едем и видим, стоят два снегохода и несколько человек абсолютно спокойно проверяют сетку. Ну, нам интересно ведь. Подъезжаем. И вдруг, когда до них оставалось метров пятьдесят, не больше, они ка-ак подпрыгнут на месте при виде нас и ка-ак рванут в разные стороны. Кто бегом, кто на снегоход запрыгнул. Оказалось, что мы подъезжали к ним, во-первых, под прикрытием яркого заходящего солнца, а во-вторых, не со стороны посёлка Мыс Каменный, где у них стоял на подстраховке их компаньон с рацией. Они нас не видели вообще, и мы внезапно оказались в эпицентре событий – ловле муксуна сетями. А это ценная рыба, на вылов которой наложен запрет. И борьба с этим промыслом идёт нешуточная. Вплоть до привлечения авиации. Сопровождается всё это уголовными делами, исправительными работами и многотысячными штрафами.


Если честно, то и мы испугались не на шутку. Кто его знает, ведь можно и пулю в лоб получить. Места-то дикие. Но рыбаки быстро поняли, что мы тут случайные и абсолютно не заинтересованные люди, и быстро вернулись к своим сетям.


И рассказали нам рыбаки, как они живут здесь, как рыбу ловят. И что популяция муксуна очень резко сократилась в последние годы. И что, говорят, не они в этом виноваты, а целый ряд факторов. Раньше вода в Обской губе была пресной, а сейчас в ней начала попадаться сёмга из Баренцева моря. А это говорит о том, что уровень солёности воды в губе повысился, отсюда и сокращение количества пресноводных видов рыбы. По словам рыбаков, причин такой ситуации несколько. Говорят, что изменил течение Гольфстрим, и теперь с приливами стало нагонять больше солёной воды в губу. Усугубил эту ситуацию промытый гидронамывами канал для прохода ледоколов в Сабетту и к Новопортовскому месторождению. Ну и плюс ко всему этому, танкеры, которые грузятся в Обской губе нефтью и сжиженным газом, перед загрузкой сливают балластную воду, которая, конечно же, солёная.
Ну, а мы, ещё немного проехав, увидели вдали то, куда собственно и держали путь весь последний день по льду губы – морской нефтеналивной терминал «Ворота Арктики».



В 2016 году было запущено Новопортовское месторождение — самое северное нефтяное месторождение России. Из-за сильного мелководья возле берега и для удобства загрузки танкеров, прямо посреди губы и было построено это сооружение. Максимальная мощность терминала по перевалке сырья составляет более 20 000 тонн нефти в сутки. Т.е. танкер «Штурман Альбанов», который был построен специально под этот терминал, грузится примерно двое суток, т.к. может взять на борт более 40 000 тонн нефти. Интересно, что как раз перед самым нашим приездом на «Альбанова» была загружена юбилейная миллионная партия сырой нефти. В смысле, к нашему приезду через терминал было отгружено уже миллион тонн. Хотя работать он начал всего несколько месяцев назад.


Сооружение почти сто метров высотой. Полностью автономное и управляется с берега, людей на нём нет.

Там же неподалёку находилось судно «Владислав Стрижов», которое принадлежит Газпром флоту и до этого работало на Приразломной.



Танкер «Штурман Альбанов» уже отошёл от терминала и стоял неподалёку, уступив место танкеру под флагом Мальты «ICE CONDOR».





Подъехали мы к терминалу практически вплотную. Очевидно было, что там всё в камерах видеонаблюдения, и что нас видели на берегу. И мы всё боялись, что не отметились в погранслужбе посёлка Мыс Каменный, да и в Газпроме никого не предупредили, подъехав сюда без спросу. А ведь охраняться эта штуковина должна очень серьёзно. И тут, буквально через десять минут звонок мне на телефон:
— Здравствуйте. Александр Валерьевич?
— Да-а…
— Вас беспокоит арктическое управление пограничной службы России.
По лицу потёк холодный пот, а руки стали влажными. Неужели так быстро работают?! Десять минут, и всё пробили. И номер машины, и телефон…
— Слушаю вас, — промямлил я дрожащим голосом.

Яндекс.Метрика
Назад к содержимому